20:56 

Шоссе Сквозь Туман - 1 / Highway Cloudbusting [USUK]

Uchiha_Avanger
Первая заповедь Звездного Флота: Верить в Варп!!!!
Шоссе сквозь туман

Автор: StarDropDream
Перевод: Seymour_Ridmonton [Mr. G]
Бета: tea_arthur
Фандом: Хеталия (с) Химаруя Хидекадзу
Персонажи/Пары: USUK (Англия/Америка), а так же небольшое упоминание других стран мира и неизвестных граждан Соединенных Штатов.
Рейтинг: NC-17
Краткое содержание: Уставший от постоянных митингов и политической бессмыслицы, Англия спонтанно решает уехать. Без особой цели, лишь бы подальше от всех. Он не думал, что Америка захочет поехать с ним. И они оба не предполагали, что, стоит им выехать на шоссе, обратного пути уже не будет.
Предупреждение (от автора): Данный фик обладает легкой предсказуемостью сюжета, содержит в себе ненормативную лексику и сцены сексуального характера. Первоначально это должно было стать ваншотом (одной главой), но в итоге превратилось в большую историю. Так что я решила публиковаться по главам. Я немного волнуюсь из-за этого, поэтому не судите строго. Надеюсь, вам понравится!
Предупреждение (от переводчика): Пусть вас не смущает, но и не обнадеживает рейтинг NC-17 – до него надо ещё дочитать. Сюжет действительно не часто стреляет на повал, и в паре мест может показаться затянутым, однако самая важная роль отводится продолжительным диалогам. По поводу них отмечу, что текст полон американского и британского жаргона, поэтому иногда буду писать заметки для интересующихся. Важно: этот фик написан тем же автором, что и «Ночь Утонувших Звуков», однако стиль в этот раз другой, как и в целом стержень истории. Время повествования касается где-то 2010/11 года, так что наводнение в Японии и война на Украине, как и много чего другого, ещё не имели места.
Благодарность: После этой истории остался тёплый осадок, а отношения USUK стали живыми и дышащими (С)
Ссылка на оригинал: тут, разрешение соотвественно получено.
Статус фика: 11/11 закончен
Статус перевода: 4/11 в процессе

Глава первая [*]
Глава вторая
Глава третья
Глава четвёртая
Глава пятая - в процессе
Глава шестая - в процессе
Глава седьмая - в процессе
Глава восьмая - в процессе
Глава девятая - в процессе
Глава десятая - в процессе
Глава одиннадцатая: заключительная - в процессе


~Часть первая~


-~-~-~-


Англия не мог не согласиться, что ежегодные митинги между державами теоретически приносили пользу.

Во-первых, это помогало сохранить мировое единство, о котором многие постоянно забывали. Во-вторых, делало возможным заключать договора и союзы, которые частенько осуществлялись с пистолетом у виска, но всё же осуществлялись. К тому же, общее собрание давало свободно высказаться каждому, пусть не все державы имели одинаковые законодательные права, и кое-кому приходилось отчитываться за каждый свой шаг перед боссом. А главное, они могли прийти к обоюдному решению и оказать друг другу поддержку. Если бы это действительно было возможно. Если бы это действительно было актуально. Если бы хоть раз страны действительно приняли общее решение.
А так, вне всяких сомнений, митинги приносили пользу.

Нынешний ежегодный сбор проходил на территории США и из-за постоянных срывов и переносов тянулся уже неделю. Державы каждый день собирались в одном и том же зале, обещая вести себя хорошо, и уже через пятнадцать минут устраивали политико-географический балаган. Как всегда, Восточная Европа схлёстывалась с Ближним Востоком, подключив все соседние державы, а поверх хора голосов громко скандировал не кто иной, как Америка.

Голова у Англии трещала с самого начала. Он рассеянно стучал пальцами по разбросанным на столе бумагам, жалея о выпитой с утра чашке кофе.
Ещё вчера он бы подключился к этому действу сам, не раздумывая. Особенно хотелось двинуть орущему Америке (по самые штаты!) и Швейцарии за то, что бешено палил в потолок из «Магнума», опять каким-то образом протащив оружие через металлодетектор. Однако у Англии почему-то не было сил. Злость копилась внутри, но её не хватало для того, чтобы подняться и высказаться.

Большинство присутствующих выглядели нездоровыми. Причём многие болели уже давно, кто от недостатка туристов, кто от ослабления армии, кто от постоянных изменений уровня жизни. У всех, так или иначе, был повод для раздражения. Все были на пределе, как и сам Англия. Однако такое продолжительное выяснение отношений не делало ситуацию лучше. Если бы у Кёрклэнда хватило сарказма, он бы давно сказал об этом вслух, добавив, что дальше всё будет только хуже. Но сейчас он просто-напросто выдохся.

Спрятав лицо в ладонях, Англия устало облокотился на стол, пока на фоне разгорался никому не нужный бедственный конфликт — как между врагами, так и между союзниками.

Последний день сборов ознаменовался тем, что державы открыто угрожали друг другу Третьей Мировой. Даже Англия, наевшись в своё время конфликтами с ИРА и Шотландией, невольно насторожился. Не то чтобы ежегодные митинги ни разу не приводили к такой теме, но в данный период времени слово «война» звучало слишком тревожно. Прежде им только Америка и бросался, а теперь вдруг разом об этом заговорили все остальные. Но, как и в прошлые разы, встреча не привела ни к чему конкретному. Кто-то расторг или заключил пару сделок, но не более того.

Утром следующего дня Кёрклэнд вообще решил не подниматься с постели. Его телефон надрывался от сигналов о непрочитанных сообщениях, но британец успешно его игнорировал. Скорее всего, опять Премьер-министр интересуется, как идут дела, или Шотландия выбрал удачный момент, чтобы поиздеваться.

Представив ухмыляющееся лицо старшего брата и одновременно вспомнив противный визгливый тон Америки, Англия уткнулся лицом в подушку и от души разразился матом.

На самом деле премьер Кэмерон ни разу не дёргал его по пустякам и даже любезно предложил после митинга взять выходной: столько дней, сколько потребуется. Видимо, даже правительство сочувствовало Кёрклэнду, хотя он об этом и не просил.

Собравшись с силами, Англия потянулся к тумбочке, взял телефон и не глядя выключил его.

* * *

— Куда намылился? — послышалось сзади.

В первое мгновение Англия думал сделать вид, что никого не слышит, и пойти дальше. Но потом вспомнил, что игнорировать Америку может быть чревато: он станет только настойчивее и вообще не даст никуда уйти.

Не желая пережить ещё один приступ головной боли, Кёрклэнд остановился.

— А что? — он понял, что говорит с недюжинным упрёком, но решил не останавливаться. — Ты что, мой надсмотрщик?

— Да нет… — сразу присмирел Америка, сунув руки в карманы. Прям сама застенчивость, если не считать наглого тона, от которого Джонс вряд ли сможет когда-нибудь избавиться. — Я тут решил бахнуть клубничный милкшейк, и увидел, как ты бежишь к парковке. И подумал, вдруг тебя надо подбросить.

— Благодарю, но нет, — пробубнил Англия, чувствуя подступившую мигрень, — я не собираюсь в дурацкий фастфуд, — он помедлил, сбавив тон голоса. — Я просто хотел поездить.

— Поездить, — повторил Америка, будто услышал заклинание. — Я тоже люблю поездить, но учитывая, как подорожал бензин…

— Плевать на бензин, — отрезал Англия и пошёл дальше, надеясь, что подобное пренебрежение подействует на Джонса должным образом. Однако, к великому разочарованию британца, Америка увязался следом.

— Зачем тебе ездить? И куда ты собираешься? Здесь, конечно, есть отличные парки со скамейками, но сразу скажу, что до хорошего паба добраться будет быстрее на метро.

Англия вздохнул, покачав головой.

— Я не хочу напиваться, я хочу развеяться.

Америка молчал в ответ, и от такого неожиданного смирения Англия пошёл на поводу у любопытства и обернулся.

За всё время их встреч он ни разу толком не разглядывал внешность Америки, и сейчас, увидев, как тот стоит с понурым и серым от недосыпа лицом, Кёрклэнд почувствовал укол жалости. Джонсу досталось больше всех, ведь собрание проходило на его территории.

— Тебя тоже все достали? — непривычно серьёзно спросил Америка.

— Да, наверное. Я не думал об этом, — ответил Англия, скрипнув зубами: хватило одного воспоминания, чтобы опять заболела голова.

Кёрклэнду редко было дело до того, что о нём думают, тем более, что думает идиот-Америка, но сейчас его немного радовала солидарность другой державы. Он зачем-то пояснил:

— Я пока не собираюсь садиться на самолет и лететь домой. Мне нужен перерыв. Вот я и решил просто проехаться по дорогам, — с чувством оконченной беседы Англия вновь зашагал прочь. Он слышал, что Америка плетётся следом, но хотя бы ничего не говорит. Уже почти возле машины Америка вдруг радостно охнул — так громко, что британец подпрыгнул на месте.

— Так ты хочешь, типа, долго ездить?! — воскликнул он.

Кёрклэнд нахмурился, нутром чуя, что сказал лишнее, но не понимая, что именно.

— Да, — осторожно ответил он.

— Типа как в путешествие? — ещё громче добавил Джонс.

— Да, — Англия кашлянул. — Хочу поездить по дорогам в одиночестве.

Лицо Джонса засияло, как полированный рояль.

— Круто! Я поеду с тобой!

Англия обессиленно вздохнул, чуть не шлёпнув себя по лбу. Всего минуту назад он был уверен, что Америка хорошо понимает и чувствует его настроение. Пора уже было перестать на это не вестись.

— Не думаю, что мне нужна компания, — бросил он через плечо.

— В смысле? — голос Джонса звенел от радости. — Ты хоть знаешь, куда поедешь? И по какой трассе? Или ты собрался наобум колесить по штатам? И без хорошего гида? — он указал на себя двумя большими пальцами. В его понимании, очевидно, не существовало отрицательного ответа на этот вопрос.

— Да, мне хочется поехать одному, — сказал Англия, рассчитывая на свой вежливый тон.

— Чувак, это бред, — припечатал Джонс. Кёрклэнда передернуло от этого обращения, но собеседник явно ничего не заметил. — Без меня ты, блин, точно заблудишься! И упустишь дофига интересного! Нельзя путешествовать одному в чужой стране. Это тупо! И скучно!

— Да нет у меня никакого пункта назначения, — Англия чувствовал, что у него начинает дергаться глаз. — И я уж точно не собираюсь ездить по чёртовым ловушкам для туристов.

— Да ла-а-адно, — протянул Америка. Нотки в его голосе заставили Англию почувствовать внезапный удар под дых. — Это ведь мой край, я тут всё знаю. Я помогу тебе найти любые развлечения или спокойные места, если ты этого хочешь. И никаких ловушек для туристов, обещаю! Просто будем делать, что захотим… В смысле, что ты захочешь. Даже если это скучные магазины для шитья…

— Для ши… Что?! — воскликнул Англия.

— … или душные пабы для стариков… В общем, я помогу с твоей поездкой, как никто другой!

— Этого я и опасаюсь, — пробубнил Кёрклэнд, массируя виски. — Зачем тебе вообще ехать, если ты всё уже видел?

Америка прикрыл рот на полуслове и задумался.

— Не знаю… — он пожал плечами, — просто.

— Просто, — усмехнулся Англия, хотя где-то глубоко в душе давал такой же ответ. — Спасибо, не надо, я поеду один, — решительно заключил он, вставляя ключи в дверь машины.

Америка устало вздохнул. От его радости не осталось и следа, и Кёрклэнд поймал себя на мысли, что хочет извиниться. Знать бы только, за что.

Закатив в раздражении глаза, британец развернулся.

Америка выглядел немного странно: вроде обычный уставший вид, но для Англии его черты почему-то отдавали жалостливой инфантильностью. Он был большой, широкоплечий и высокий, и уж точно не выглядел, как ребёнок. Однако что-то в нём отдалённо напоминало маленького мальчика, расстроенного из-за сломанной игрушки.

Кёрклэнд чуть не зарычал от злости.

— А ещё…

— Нет! — рявкнул Англия, и Джонс дёрнулся в испуге.

Так ему и надо. Этот шумный американец всегда был конченым эгоистом с мечтательной улыбкой на лице. Сейчас даже приятно поставить его на место. И одновременно больно видеть его таким.

— Я знаю, что тебе не понравится ничего, что я могу предложить, — в голосе Америки не было обиды, только чёрствая прямолинейность. — Знаешь, ты мог бы использовать мои рекомендации, чтобы делать с точностью до наоборот.

Англия закрыл глаза, сдержав подступившее к горлу извинение. Сдалась ему эта поездка. Чего Америка так за неё цепляется?

— Ладно, — вздохнул Джонс, — я всё понимаю. Прежде, чем решишь, куда ехать, бери севернее, там дороги…

— Заканчивай и садись, — перебил его Кёрклэнд — чуть грубее, чем рассчитывал. — Думаю, мне не помешает гид, тем более, если он хорошо знает свою страну.

Америка застыл как вкопанный и в следующую секунду вскинул в воздух кулаки, крича «Йа-ху!» на всю улицу. Англия не хотел вдаваться в причины такого восторга, как и собственной перемены мнения. Почему-то его глаз снова начал дергаться.

— Круто, чувак! Ты не пожалеешь об этом!

Джонс, конечно, часто выкидывал глупые шутки — на собрании или просто мимоходом, — однако сомневаться в его искренности наедине не было смысла. Кёрклэнд, спустя два столетия, хорошо научился отличать детский идиотизм Америки от расчётливого лицемерия, если последнее вообще можно было отнести к этой державе. И ещё Англия знал, как Америка умеет сменять траур на праздник в одну долю секунды. Сейчас это его даже не раздражало.

* * *

По настоянию Джонса Кёрклэнд сдал свою машину обратно в прокат, так как Америка клятвенно заверял, что поездка на его собственном внедорожнике сэкономит им кучу денег и времени.

— К тому же моя тачка куда круче твоей! — стало финальным вердиктом.

Америка, естественно, сел за руль и нарёк Англию своим навигатором, хотя британец видел подробные топографические карты Штатов впервые в жизни.

Англии хотелось придушить Джонса, когда тот начинал подпевать стреляной попсе по радио, совершенно не попадая в ноту. И ещё сильнее хотелось стереть из памяти сами песни.

За два часа они успели постоять в пробке на выезде из города, прослушать десяток местных похожих друг на друга хитов, чуть не сбили кролика и затем съехали на обочину, чтобы успокоить разволновавшегося по этому поводу Америку. Потом Кёрклэнд стал невольным слушателем продолжительного трёпа по телефону, в котором Джонс оправдывался перед правительством за своё внеплановое исчезновение.

— Я тут, между прочим, укрепляю международные отношения, — говорил он, — и это отлично стимулирует мою экономику… Что?! Фу, пошляк, я не это имел в виду!..

Прошло каких-то два часа, а Англия уже успел серьёзно пожалеть о том, что согласился на эту поездку.

* * *

— Слушай, сделай потише, — попросил Англия, покосившись на радиоприёмник.

Захлопнув рот на припеве, Америка без вопросов скинул громкость — не до минимума, но намного ниже оглушительной.

Уткнувшись в боковое окно, Англия без интереса разглядывал горизонт. Ему по большей части было плевать на всё, даже на музыку, главное, что ничего из этого не касалось государственных разборок, от которых хотелось лезть на стену. Тот факт, что самая безбашенная в мире держава увязалась вслед за ним и напрочь испортила его планы побыть одному, не был худшим выбором. Англию грела мысль, что с Америкой он, по крайней мере, не будет вовлечён в политику, а скорее бессмысленно и в то же время приятно проведёт свои законные выходные.

— Разбуди меня, как приедем куда-нибудь, — попросил он, откидываясь на спинку кресла.

— Эй! Разве тебе не хочется насладиться пейзажем? — запричитал Джонс, оторвавшись от монотонного мычания под очередной попсовый ужас.

— Нет, — сразу ответил Кёрклэнд.

— Ну и не надо! — притворно оскорбился Америка. — Ты всё равно не оценишь такой потрясающий вид!

— Для тебя тут всё потрясающее, — проворчал Англия и закрыл глаза, хотя уснуть в компании Джонса с радио было практически нереально.

Британец невольно вслушивался в шум дороги, и ему почти удалось задремать, как вдруг Америка потряс его за плечо. Последний часто забывал о том, что его «лёгкое» прикосновение ощущалось как землетрясение.

— Да не сплю я, мать твою! — выпалил переполошенный Англия. Иногда ему казалось, что Америка застаёт его врасплох специально.

— Зацени! — Джонс восторженно указал в сторону своего бокового окна.

Кёрклэнд смерил его недовольным взглядом, но всё же подался немного в сторону, чтобы разглядеть то, что наполовину загораживал сам водитель.

Америку, похоже, смутило молчание, поэтому он поспешил добавить:

— Закат видишь? Закат тут просто офигенен!

— Я вижу, — устало ответил Англия и больше ничего не сказал.

Закат и правда был на редкость красивым: бледным оранжевым отсветом касался вершин холмов и разливался по верхушкам деревьев. Англия оторвался от созерцания только тогда, когда заметил пристальный взгляд Америки, обращённый на него. Поддерживать зрительный контакт долго не удалось.

— Следи за дорогой, — сурово бросил Кёрклэнд, снова откидываясь на своём сидении.

Лицо Джонса зарделось, но вместо возмущения он, как было велено, стал смотреть прямо, опять напевая под музыку.

* * *

— Нормально, если мы здесь остановимся? — Америка сбавил скорость и навалился на руль, стараясь лучше рассмотреть вывеску мотеля. Солнце давно село, и фары освещали только маленький кусок дороги, за которым почти ничего не было видно.

Англия окинул взглядом скудную придорожную местность. За весь день ему так и не удалось расслабиться, в чём он, конечно, винил Джонса, однако сейчас уже было не до придирок, хотелось просто завалиться спать.

— Я не хочу искать другой, так что сойдёт, — одобрил Кёрклэнд.

Вместо ответа Джонс залихватски въехал на парковку, пробороздив шинами все ограничивающие полосы. После того как он заглушил двигатель, они с Англией некоторое время сидели неподвижно. Кёрклэнд первым отстегнул ремень безопасности и вышел из машины, взяв из кузова дорожную сумку — ту самую, что принёс на последний этап митинга, после которого хотел незаметно уехать. Пусть не «незаметно», но ему это, можно сказать, всё же удалось.
Америка последовал его примеру, достав свою сумку, превосходящую в размерах сумку Англии раз в пять. Хотя для Америки она, похоже, ничего не весила.

Над парадным входом мотеля висела грязная тусклая лампочка, то и дело гаснущая, что ещё больше говорило об отсутствии уюта. Англия окинул её взглядом, полным глубокого отвращения, и тяжело вздохнул, открывая дверь.

Джонс зашёл первым и сразу прильнул к рекламному стенду с флажками, значками и транспарантами, которые призывали случайного клиента побывать в одном из многочисленных парков и ночных клубов. Кёрклэнд уже было обратился к управляющему, как вдруг Америка воскликнул:

— Эй! А давай снимем один номер на двоих, — он для убедительности помахал цветастым флажком. — Двойная экономия!

Англия нашёл это предложение нелепым, так как Америку за всю его историю редко заботила разумная трата денег. Особенно учитывая слова Джонса по поводу «стимуляции экономики» в недавнем разговоре с собственным правительством. Однако вместо того, чтобы осадить Джонса, Кёрклэнд устало пожал плечами. Сегодня он был готов потакать чему угодно, лишь бы этот идиот заткнулся.

— Будьте добры, одну комнату, — обратился Англия к долговязому парню за стойкой, и стал нетерпеливо постукивать пальцами в ожидании ключа. Опомнившись, он поспешно добавил:

— С двумя кроватями, пожалуйста!

Несколькими минутами позже оба оказались на пороге долгожданной комнаты. Бросив сумку и не разувшись, Америка сразу сиганул на кровать, проверяя её на прыгучесть. Или, скорее, на прочность. И даже не саму кровать, а пол под ней.

— Вот это кайф! — перекатившись на спину, выдохнул Америка. В такой момент сложно было понять, сколько ему лет. Уж никак не девятнадцать, судя по поведению.

Кёрклэнд аккуратно прикрыл входную дверь и направился к своей кровати. Матрац оказался чересчур мягким на ощупь, но бельё было чистым. Англия присел, снимая ботинки и впиваясь затёкшими стопами в колючий ковер. Что ж, на какое-то время со всем этим можно было смириться.

Рядом что-то громко упало: один за другим об стену ударились ботинки, которые Америка жизнерадостно смахнул с ног. Англия сверкнул в сторону Джонса глазами, надеясь хоть немного призвать того к приличию, но Америка ответил лишь задорной улыбкой. То, что последовало дальше, заставило Кёрклэнда пожалеть, что американец вообще снял обувь.

Взвизгнув, как праздничный свисток, Америка прыгнул на соседнюю кровать, обрушивая на Англию весь свой немалый вес, почти сшибая его на пол. Кёрклэнд задохнулся от удара, но куда более мощным был запах носков.

— Прошу прощения! — слабо вякнул он.

— Отныне ты прощен! — торжественно объявил Америка. Англия отпихнул его, но Джонс воспринял это как игру, и, легко преодолев сопротивление британца, перевернулся на живот, заняв всю кровать.

— Чем займёмся? — спросил он как ни в чём не бывало.

Растерянный от негодования, Кёрклэнд стоял возле кровати, а потом резко развязал и содрал с шеи галстук, вырвав несколько пуговиц. Взгляд Америки в этот момент невольно упал на оголившиеся ключицы.

— Я думал, мы остановились в отеле на ночь, потому что собираемся спать! — ругался Кёрклэнд, складывая галстук в сумку.

— Это скучно! — простонал Америка, перекатываясь на спину. — Мы же отправились в тайное путешествие, надо повеселиться!

— Мне и так весело, — отрезал Англия.

Повисла очень многообещающая пауза.

— Точно! Может посмотрим киношку? — Джонс пополз к тумбочке за пультом от телевизора.

— Это дополнительный счёт, — упавшим голосом сказал Англия, потирая лоб. — Я думал, у нас «двойная экономия».

— Ну, мы можем потратить те деньги, что сэкономили с двухместной комнаты! — объявил Америка, чуть не лопаясь от собственной находчивости. — Даваааай! Кино — это круто!

— Почему бы нам просто не лечь спать?

— Ну пожааааалуйста! Пожалуйста! Пожалуйста! — стрелял очередями Джонс.

Кёрклэнд вздохнул, будто делал это последний раз в жизни.

— Дай сюда! — он выхватил из рук Америки пульт и, тихо рыча, включил экран, где сразу же высветилось меню выбора каналов. Радости Джонса не было предела, он тут же поменял положение, приглашая Кёрклэнда сесть рядом. У британца почему-то не хватило воли отказаться.

Пока они оба молча шарили взглядами по экрану, Америку вдруг осенило:

— Нам нужен попкорн.

Англия искоса посмотрел на него.

— Может, сразу Луну с неба?

— Тут через дорогу есть супермаркет, — не слушая его, размышлял Америка, — там можно найти такой, для микроволновки…

Джонс кувырком скатился с кровати и, оказавшись на ногах, подпрыгнул с победным кличем, из-за чего его футболка задралась. Англия невольно заметил, как низко сидят на Америке брюки, и небрежно закатил глаза.

— Тебе что-нибудь взять? — предложил Джонс, ища ботинки.

— Всё равно, — британец не смотрел никуда, кроме экрана телевизора.

— Ты пока выбери что-нибудь прикольное. Я ща вернусь! — махнув рукой на прощанье, Джонс пулей вылетел из дверей, чтобы тут же вернуться. — Упс! Кошелёк забыл!

Кёрклэнд смерил взглядом хлопнувшую дверь и со вздохом вернулся к выбору фильма. Естественно, все они оказались исключительно американскими, а значит, не обещали ничего, кроме гнетущей отсебятины. Англия выпустил воздух через сложенные вместе губы.

— Долбаный школьник, — он даже не знал, почему ругает Джонса. Вроде бы мальчишка ничего не сделал, но его так и хотелось прибить к стенке и заткнуть вонючими носками.

Англия в итоге остановился на высокорейтинговом фильме ужасов: хоть какая-то месть Джонсу за испорченный день.

* * *

— Чай очень странно пах, и он дороже, чем кофе, так что я взял тебе кофе, — отрапортовал Америка, оказавшись на пороге комнаты. Дверь, которой он жахнул об стену, сама вернулась щеколдой в замок. Не замечая ничего вокруг, Америка протопал с кульками покупок обратно к кровати Англии.

Кёрклэнду ничего не оставалось, как с притворной благодарностью принять добытый кофе. У него на секунду возникло ощущение дежавю, когда Америка повторно отправил свои ботинки лететь до стены.

— Ну? Какой фильм будем смотреть? — Джонс устроился на подушках, лыбясь в предвкушении.

Англия хотел осадить его, сказав название фильма, но вдруг отвлёкся на жующую физиономию Америки. Тот буквально как экскаватор зачерпывал кипы воздушной кукурузы. С окаменевшим лицом Кёрклэнд наблюдал за тем, как под хрустящий аккомпанемент на его кровать обильно сыплются крошки.

В итоге Англия объявил название фильма совсем не так, как хотел, однако Америка всё равно выкатил глаза, а его рука застыла недонесённой до рта. Реакция Джонса принесла желаемое удовлетворение, Англии даже пришлось спрятать улыбку за пластиковым стаканом кофе. Жаль, что всё-таки не чая.

— Этот фильм самый интересный, так что если ты вдруг передумал… — начал было Кёрклэнд.

— Нет, всё отлично! — Джонс поднялся в полной готовности. — Жми «Play» и вперёд!

Англии не пришлось повторять дважды.

За первые двадцать минут Америка несколько раз громко вскрикнул. И вообще он как-то странно смотрел фильм. Стоило музыке или ситуации в кадре начать накаляться, как Джонс утыкался лицом в подушку, опасливо выглядывая одним глазом. А если что-то вспыхивало, выпрыгивало в лицо или из-за стены, Джонс чуть не переворачивал кровать, визжа натурально как девчонка. Англия наблюдал за ним краем глаза, почти жалея, что выбрал на просмотр ужастик. Он и забыл, как сильно Америку от них колбасит и как трудно ему потом уснуть. Оставалось надеяться, что в соседней комнате никто не поселился и что Джонс в процессе не описается прямо на кровать.

Когда большая бутафория, изображающая монстра, полетела прямиком в экран, Кёрклэнд лишь слабо моргнул, однако на Америку это возымело большой эффект. Истерично вопя, Джонс крепко обхватил Англию за шею, а остатки недопитого кофе пролились на покрывало.

— Твою мать, Америка! — громко выругался Кёрклэнд, но Джонс никак не отреагировал. Уткнувшись британцу в шею, он по-настоящему заплакал.

Обречённо вздохнув, Англия похлопал его по широкой спине и понял, что ему теперь до конца фильма не освободиться из этого капкана. Будь комплекция британца чуть более хилой, Америка точно сломал бы ему несколько костей.

— Мне выключить? — спросил Кёрклэнд.

— Нет! — решительно замотал головой Джонс.

Ещё через пять минут ситуация осталась почти такой же.

— Странно смотреть телек, сидя к нему спиной, ты не находишь? — решил поддразнить Англия.

После этих слов Америка решительно выпрямился.

— Ты прав, — патриотично заключил он, приковав взгляд к экрану.

Плечо Джонса по-прежнему плотно прилегало к плечу Кёрклэнда, и последний то ли от усталости, то ли и впрямь от удовольствия, не стал отодвигаться.


________________________________________________________________



ИРА – Ирландская Республиканская Армия, которая боролась за независимость Ирландии от Соединённого Королевства.

Дэвид Кэмерон – был действующим Премьер-Министром Великобритании на момент написания фика. С июля 2016-ого (что случилось совсем недавно) его сменила Тереза Мэй. Это кстати дико занятный факт, так как Мэй стала второй женщиной на этом посту после Маргарет Тэтчер.

@темы: Англия и Америка/USUK, Моё писательство, Фанфик, перевод с английского

URL
   

Пропаганда Фантастического Реализма

главная